Sem medo nem esperança - Gal Costa
farraige
swafsunt
Não sou mais tola
Não mais me queixo
Não tenho medo
Nem esperança

Nada do que fiz
Por mais feliz
Está à altura
Do que há por fazer
E se me entrego às imagens do espelho sob o céu
Não pense que me apaixonei por mim
Bom é ver-se assim
De fora de si

Eu viveria tantas mortes
E morreria tantas vidas
E nunca mais me queixaria
Nunca mais

Я більше не дурна
Я більше не скаржусь
В мене немає страху
Немає надії

Нічого з того, що я зробила
Для того щоб бути більш щасливою
Не є на висоті речей які треба робити
І якщо я віддаюсь зображенням зеркала під небом
Не думай, що я в себе закохалась
Просто так на себе добре дивитись
Зі сторони

Я б прожила стільки смертей
І б померла стільки життів
І ніколи більше б не скаржилась
Ніколи більше

Gal Costa – Estratosférica (2015) – другий альбом другого життя.
Banrion spéireata
swafsunt


Після езотерично-філософського роздумування в затишному місці Гал Коста стає до боротьби, без страху і без надії (Sem medo, sem esperança).

1.     "Sem Medo Nem Esperança"       3:24
2.     "Jabitacá"                3:08
3.     "Estratosférica"            3:02
4.     "Ecstasy"               3:29
5.     "Dez Anjos"               3:16
6.     "Espelho D'água"            3:23
7.     "Quando Você Olha pra Ela"       4:27
8.     "Por Baixo"                2:59
9.     "Casca"               3:24
10.     "Muita Sorte"            3:57
11.     "Amor, Se Acalme"            2:11
12.     "Anuviar"                4:05
13.     "Você Me Deu"            2:40  
14.     "Vou Buscar Você pra Mim"         
15.     "Átimo de Som"         
16.     "Ilusão à Toa" (Bônus)         2:56

Brian Crain - Dream of Flying
farraige
swafsunt
Tags:

*-*
Banrion spéireata
swafsunt
David-Kirby5
Tags:

Literature
Banrion spéireata
swafsunt
...
И вот тогда‑то он наконец окончательно ПОНЯЛ, что пришел его час, когда он сможет вслух выговорить только самые заветные, главные слова из всего множества слов, что толпились, томили и мучили его все эти долгие черные годы.
«Зеленая птичка, – сказал он, и она наклонила набок головку, прислушиваясь, – по твоим глазам я вижу: ты все понимаешь. Выполни одну‑единственную мою просьбу: у меня есть звонкое имя. Вот я беру его в руки и, как боевую железную перчатку, бросаю на самое дно колодца времен. Пускай никто его не узнает, ничьи уста никогда не произнесут его ни с печалью, ни с любовью, ни с благоговением. Пускай весь мир позабудет мое имя. Умоляю тебя только об одном: отнеси людям весть – ведь ими правит и мучает их жалкий гном, мерзкий злокозненный подземный карлик! Открой людям глаза!»
Птичка дослушала все до конца, ухватилась клювиком за стебелек акации с его единственным листиком и потянула к себе. Тогда ты раскрыл пальцы, и птичка со стебельком выпорхнула в бойницу…
Лали, у которой слезы блестели на глазах, вдруг встряхнула головой и облегченно улыбнулась:
– Ну, что было дальше, это всем известно! Все записано в легендах, правда?
– Вы имеете в виду птичку с ее щебетанием? – тотчас тоже как‑то обрадованно отозвался профессор Финстер.
– Ну конечно! Все это изумрудная птичка устроила! Весь народ собрался в соборе, и Епископ торжественно поднялся на кафедру, чтобы прочитать хвалебную проповедь Великому Магистру Ордена Карло Карлони деи‑Скорлупи, и уже открыл рот, когда в окно влетела птичка и защебетала.
– Нет, нет! – радостно потирая руки, поправил Финстер. – Там ведь написано, она защебетала не сразу!
– Да, да, конечно, вы правы, не сразу! Она дала ему начать! В соборе было полно народу. Стояла благоговейная тишина. Сам Великий Магистр восседал на возвышении в богатырской серебряной кирасе, в пернатом шлеме, весь раздувшись от гордости, надменности и чванства.
Епископ только взялся за толстую книгу в золотом переплете, лежавшую перед ним на аналое, как она сама раскрылась очень легко на странице, заложенной странной закладкой: стебельком акации с зеленым листиком на конце. Епископ замер и похолодел. Вместо заготовленного восхваления Великого Магистра перед ним была чистая белая страничка, посреди которой была нарисована изумрудно‑золотистая птичка.
Епископ крепко зажмурился и нараспев, громогласно, так что эхо отдавалось под куполом, возгласил:
«Как оно ведомо всем и каждому, простому и благородному, достославный и Великий Магистр нашего Ордена и повелитель и владетель всех замков и городов, земель, угодий, лугов и лесов, прославленный Карло Карлони деи‑Скорлупи…»
Ко всеобщему удивлению профессор Финстер, выказывавший и прежде признаки неподобающего солидному ученому детского нетерпения и восторга, воскликнул:
– Прекрасно, прекрасно! Вот тут она и!.. Молчу, молчу!
– Совершенно верно, – быстро продолжала Лали. – Действительно, тут‑то и влетела в окно сама изумрудно‑золотистая птичка и защебетала. И Епископ, выпучив глаза, зашатался, побелел и позеленел, в то время как голос его продолжал громогласно выкрикивать:
"… Великий…Карло‑Карлони…деи‑Скорлупи всегда был и есть и останется вовеки ничтожным, зловредным и поганым карликом! Воистину мерзопакостным земляным гномом, карленышем, карлишкой! Откройте ваши глаза, люди, и только взгляните на него!
Так возглашал и пел Епископ. И под куполом гудело и грохотало каждое слово, а сам он от ужаса перед тем, что против его воли он провозгласил, обеими руками зажал себе уши. Но птичка щебетала, уста его не слушались и продолжали выкликать свое. И тогда он рухнул, как столб, навзничь, бритым затылком об пол, точно громадным биллиардным шаром. И тут же раздался грохот, будто чугунный котел покатился по каменному полу. Все увидели пустую кирасу Великого Магистра, из которой торчали только кончики его коротких ручек, и крошечные кривые ножки брыкались, стараясь выбраться из богатырского доспеха.
И все люди увидели и сразу уверились и поняли, что карлик, как его ни именуй, – это всего‑навсего карлик, достаточно только протереть себе глаза и посмотреть без страха.
А карлик тем временем, быстро перебирая кривыми ножками, со злобным визгом уже мчался к выходу из собора, улепетывая от народа, вопившего: «Ату его! Улю‑лю!» Его стукали по затылку, мальчишки подставляли ему ножки, он кувыркался через голову, отплевывался, верещал, но не останавливался. Даже придворные поспешили присоединиться к народному возмущению:
«Бейте его! Оказывается, он и есть тот самый Карл, который украл у Клары кораллы!»
Карлик умчался за город и в поле нырнул в барсучью нору. Там они подрались с барсуком, который его как следует искусал и исцарапал.
Последние слова Лали проговорила без тени воодушевления, даже как‑то рассеянно, безразлично.
...
Ф.Кнорре
"Бумажные книги Лали"
Tags:

Ne nos inducas in tentationem sed libera nos a malo
farraige
swafsunt
Brónach
Tags:

I don't know whether it is but it has its price for sure
farraige
swafsunt
1384383_587809007947218_815845393_n
Tags:

What I Did For Love (1979) - Shirley Bassey
farraige
swafsunt

Kiss today goodbye
The sweetness and the sorrow
We did what we had to do
And I won't forget what I did for love,
What I did for love
Look my eyes are dry.
The dream was ours to borrow
It's as if we always knew
And I won't forget what I did for love
What I did for love
Gone,
Love is never gone.
As we travel on,
Love's what we'll remember
Kiss today goodbye,
And point me t'ward tomorrow.
Wish me luck, the same to you
Won't forget, can't regret
What I did for
Love
Gone,
Love is never gone.
As we travel on,
Love's what we'll remember
Kiss today goodbye
And point me t'ward tomorrow
Wish me luck, the same to you
Won't forget, can't regret
What I did for
Love
What I did for
Love
What I did for
Love

Плесский камень
vamp
swafsunt
plòsscii camenĭ
Памятник языческой культуры первого тысячелетия до нашей эры. По сообщениям историков, камень – проявление фаллического культа, широко распространившегося в железном веке. Его называют так же «Сват-камень», «Дедова шишка», «Чиркун», «Велеший». В настоящее время подобные камни сохранились в единичных экземплярах. Камень считался символом продолжения роде, культа предков.
По поверьям, если на камень сесть обнаженными ягодицами, а после его поцеловать, то тот чудесным образом исцеляет женщин от бесплодия, а мужчинам дарует могучий заряд. Потому и назван он камнем Любви и имеет почти мировую славу.
Tags: ,

Рейтинг: 10 самых сложных языков
vamp
swafsunt

1. Китайский. Этот язык попал в список по многим причинам. Например, иероглифы, используемые при письме, очень сложны и древни. Каждое слово обозначается отдельным символом – и не фонетическим, так что не дает вам ни малейшего понятия о том, как произносится слово. Тональная система тоже не облегчает жизнь, потому что в китайском четыре тона. А вот еще причина: в китайском огромное количество омофонов. Например, слово «ши» связано с тридцатью разными морфемами. Некоторые люди пробуют изучать китайский только из-за того, что он так не похож на другие языки и так сложен.

2. Арабский. Первая сложность в написании. Многие буквы имеют четыре разных написания – в зависимости от их положения в слове. Гласные в письме не включаются. Звуки сложны, но слова еще сложнее. Англоговорящий студент, изучающий европейский язык, встречает массу слов, которые знакомо выглядят. Но тот же студент, изучающий арабский, уже не встретит ни одного знакомого слова. Глагол в арабском обычно идет перед сказуемым и дополнением. У глагола три числа, так что существительные и глаголы надо учить в единственном, двойственном и множественном числах. У настоящего времени есть 13 форм. У существительного три падежа и два рода. Еще одна проблема – диалекты. В Марокко арабский так же сильно отличается от арабского в Египте и от литературного арабского, как французский отличается от испанского и латинского.

3. Туюка – язык восточной Амазонки. Его звуковая система не слишком сложна: простые согласные и несколько назальных гласных. Но вот агглютинация!!! Например, слово "hóabãsiriga" означает «Я не знаю, как написать». В нем два слова для «мы», включающее и исключающее. Классы существительных (род) в языках семьи туюка насчитывают от 50 до 140. А самое удивительно в этом языке то, что нужно использовать специальные глагольные окончания, которые дают понять, откуда говорящий знает то, о чем говорит. Например, “Diga ape-wi” значит «мальчик играл в футбол (я знаю, потому что видел)». В нашем языке мы можем говорить или не говорить об этом, а в туюка эти окончания обязательны. Такие языки заставляют говорящих на них хорошенько думать о том, откуда они узнали то, о чем говорят.

4. Венгерский. Во-первых, в венгерском 35 падежей или форм существительных. Одно только это уже помещает в венгерский в список самых сложных для изучения языков. В венгерском много эксперссивых идиом, много суффиксов. Большое количество гласных и то, как они произносятся (глубоко в горле) делают этот язык сложным для произношения. Вам потребуется больше усилий для изучения и поддержания этого языка на приличном уровне, чем для многих других языков.

5. Японский. Сложен он прежде всего потому, что письмо отличается от произношения. То есть, вы не можете научиться говорить на этом языке, учась читать на нем – и наоборот. Более того, есть три различных системы письма. Система кандзи использует китайские иероглифы. Студенты должны выучить от 10 до 15 тысяч иероглифов (зубрежка, никакие мнемонические приемы не помогут). Кроме того, в письменном японском используется две слоговые азбуки: катакана для заимствованных слов и хирагана для написания суффиксов и грамматических частиц. Государственный департамент выделяет студентам японского в три раза больше времени, чем студентам, изучающим испанский или французский.

6. Навахо. Этот удивительный язык тоже претендует на место в списке самых сложных языков. Во время Второй Мировой Войны этот язык использовался в качестве кода для отправки сообщений по радио (радистами были билингвы, говорящие на навахо). Плюс этого метода был в том, что зашифровать информацию можно было очень быстро. Японцы не смогли разобраться в этом коде. Навахо был выбран не только потому, что он очень сложен, но и потому, что не существовало опубликованных словарей или грамматик этого языка, а вот носители языка – были. Глагольные формы в навахо весьма сложны и несут богатую лексическую и грамматическую информацию.

7. Эстонский. В эстонском очень жесткая система падежей. Падеж – это грамматический класс, который влияет на поведение слов в предложении. В эстонском 12 падежей, это в два раза больше чем во многих славянских языках. Кроме этого, в нем много исключений из правил, многие слова могут обозначать несколько разных понятий.

8. Баскский тоже входит в топ-десять сложнейших языков по данным Британского министерства иностранных дел. В нем 24 падежа. Невозможно связать баскский с каким-либо индоевропейским языком. Возможно, это самый старый язык в Европе. Он относится к агглютинативным языкам, то есть, в нем используются суффиксы, приставки и инфиксы для образования новых слов. Это скорее синтетический язык, а не аналитический. Другими словами, в языке для обозначения связей между словами используются падежные окончания. В нем изменяется не только окончание глагола, но и начало. В дополнение к обычным наклонениям индоевропейских языков в басксом есть некоторые другие наклонения (например, потенциальное). В языке сложная система обозначение подлежащего, прямого и косвенного дополнения – и все они являются частью глагола.

9. Польский. В языке 7 падежей, а в его грамматике исключений больше, чем правил. Например, в немецком 4 падежа и все они логичны. Для изучения же польских падежей потребуется больше времени и сил для изучения (и обнаружения) логики и правил, возможно, придется для этого сначала выучить весь язык. Кроме того, поляки редко общаются с иностранцами, говорящими на их языке, так что вам придется очень следить за своим произношением, иначе вас не поймут.

10. Исландский очень сложен для изучения из-за своего архаичного вокабуляра и сложной грамматики. В нем сохранились все древние склонения существительных и спряжений глаголов. Многие исландские фонемы не имеют точных аналогов в английском. Вы можете учить их лишь слушая оригинальные записи или общаясь с исландцами.

Но следует помнить еще вот о чем. Чем больше язык отличается от вашего родного (в написании, грамматике…), тем сложнее вам будет его выучить. Если в языке нет логики, он тоже покажется сложнее (например, в английском множественное число образуется добавление в конце –s или –es. В арабском же множественное число обычно надо запоминать, и это требует времени).

По данным Британского департамента иностранных дел
Перевод с mylanguages.org Натальи Гаврилястой
Дополнения - Swafsunt

Tags:

?

Log in